?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Несколько популярных белорусских СМИ опубликовали статьи о смерти ребенка в родах в Новополоцке.  Журналисты записали рассказ мамы – Марины Джуглий о родах и обстоятельствах трагедии. Задали вопросы, выслушали и передали ее выводы и замечания, расставили свои акценты, собрали дополнительную информацию. Мне хочется задать больше вопросов.
Публикации:
«Белорусские новости» - :
«Из роддома мама должна возвращаться с ребенком и цветами, а я вернулась с гробом»
TUT.by:
В Новополоцке при родах умер малыш, мать винит медиков
«Комсомольская правда» тоже рассказала о трагедии… Белорусский партизани Салідарнасць”подхватили…

1. Младенческая смертность в Бедаруси
В публикациях отмечено:
«По официальным данным, показатель младенческой смертности в Беларуси — один из самых низких в мире. Так, в 2014 году он составил 3,5 на 1000 новорожденных. В 2010-м из 1000 родившихся детей умирали 4, сообщает Национальный статистический комитет.»
Что это значит? Наша медицинская система, обслуживающая роды, в т.ч. реанимация и хирургия, обычно достаточно хорошо обеспечивают основную потребность женщины и ребенка в родах – выживание?
А как учитываются случаются смерти в родах, послеродовый период, в неонатальный период?
Что происходит, когда дети (или мама) умирают в родах? Или в период пребывания в роддоме приобрели какие-либо заболевания, травмы?

Если роды проходили тяжело, независимо от тяжести последствий для жизни и здоровья, кто и как анализирует эту информацию:
- что случилось в родах?
- с чем связаны осложнения для матери и ребенка?
- в какой момент и по какой причине принимались или не принимались решения о стимуляции родов, медицинских вмешательствах? Какие последствия принятых решений?
А если роды проходили легко? Почему? Что этому способствовало?
Кто и как анализирует всю эту информацию, обстоятельства, выявляет причинно-следственные связи? Как обобщается эта информация, как делаются выводы? Как распространяются результаты анализа и обобщений?
У кого, как и какие ответы искать женщине, членам семьи?

- «Получить комментарий главного врача Новополоцкого роддома не удалось. Секретарь постоянно ссылалась на ее занятость.»
- «Несмотря на то, что трагедия произошла в субботу утром, руководство больницы встретилось с Мариной только в понедельник.»
- «Когда я выписывалась, ко мне подошел сотрудник роддома, сказал, чтобы я не писала заявление, потому что это будет пятно на репутации больницы...»

2. «Один роддом в Новополоцке принимает женщин из 2 крупных города и 9 районов»
Марина говорит:
«И первого, и второго ребенка я рожала в Полоцке, но в 2013 году наш роддом закрыли. С тех пор все рожают в Новополоцке. Можете представить, что там творится: два больших города плюс все деревни в округе. Просто конвейер, другим словом я это назвать не могу».
«Бывшее здание, в котором размещалось акушерское отделение в Полоцке, передали под туристические объекты. Новый роддом в Полоцке начинали строить… но местные власти посчитали, что строительство родильного дома в Полоцке нецелесообразно.
Местные жители писали обращения
, что роддом в Новополоцке не сможет принять пациенток со всего Полоцкого района, Полоцка и Новополоцка. Но чиновники считают по-другому. В настоящее время в Новополоцком родильном доме 165 коек.»

Что такое переполненность роддома? Насколько заполнен Новополоцкий роддом? Насколько комфортные условия предлагают роженицам и какие они нужны для здоровых родов? В каком режиме работает медицинский персонал?
Но может быть, проблема не только в переполненности роддома? Как оценивать тот факт, что для родов необходимо ехать в другой город, другой район?..  Это вопрос не столько о необходимости экстренной помощи в родах, хотя и о нем, безусловно, тоже. Чиновники в своих ответах говорят, что регион хорошо обеспечен скорой медицинской помощью, а в Новополоцкой больнице увеличили количество мест, и этим, якобы, все вопросы снимаются.

Мне хочется здесь задать вопрос: а чем вообще обосновывается целесообразность государственной монополии на роды? Монополии роддомов на роды?
Жители города Полоцка, которые писали обращения, видят необходимость организации помощи для родов в своем городе.  Чиновники - местные и Минздрава - не видят. Как разрешить это разногласие?

Где могут проходить роды? Кто должен на них присутствовать? Как обеспечить безопасность в родах?
Уместно ли здесь вспоминать, что традиционно роды были частью повседневности женщины? Она не уезжала для родов в другой город, район, не летела на другой континент. Она оставалась в своем пространстве. Как давно женщина рожает в роддоме? Я не умаляю тут достижений современной медицины – вот они все здесь рядом, доступны. И чиновники в своих ответах, говорят, что регионы обеспечены надлежащим образом скорой медицинской помощью, и не о чем беспокоиться. Комиссия работала! И медицинское  сопровождение в беременности может помочь оценить риски и принять решение о необходимости и качестве медицинского вмешательства в роды.

Может надо начинать задавать вопросы о необходимости «освободить роды»? Не для того, чтобы сбросить с себя проблему строительства нового роддома, а для того, чтобы обезопасить женщину и ребенка в родах, не принуждая их ездить в другие города для родов заранее (!) или экстренно, а создав какую-то более приемлемую  и безопасную систему «рядом с домом»?

Есть мировой опыт акушерских служб, родильных центров, экстренной мобильной реанимационной помощи в родах. Может не вбивать дальше те сваи нового роддома в Полоцке, чтобы отчитаться о том, что отреагировали на серию статей о произошедшей трагичной смерти ребенка в Новополоцке и на заведенное уголовное дело, а задать вопрос о сущности родов? Задать вопрос о сущности принятой системы сопровождения беременности и родов? О возможности и направлениях реформирования? О потребности женщин в родах?
Это очень хорошая практика для профессионалов и интеллектуалов, для любых думающих людей: задавать вопросы, задумываться о сущности событий, подвергать сомнению, искать ответы, принимать решения и нести за них ответственность.
Или это тот случай, когда «змея не будет сама кусать себя за хвост»? Где корни этих проблем о переполненности роддомов, о необходимости ездить в другие города для родов, о невозможности обеспечить надлежащие условия для родов в роддомах?
Каковы потребности женщины и ребенка в родах?

3. Вопросы о психо-физиологии родов, условиях и обыкновениях роддомов.
В репортаже о домашних родах, сделанном одним из белорусских СМИ несколько лет назад, спросили мнение акушера-гинеколога роддома № 2 города Минска, а так ли необходима медицинская помощь в родах и что она думает, например, о домашних родах. Та ответила, что действительно в подавляющем большинстве случаев роды – это физиологический процесс, не требующий медицинских вмешательств и женщина способна родить сама без вмешательства врача-гинеколога. «Но, - сказала она, - около 1% родов требует экстренного медицинского вмешательства и могут представлять опасность для жизни матери и ребенка. И не всегда заранее можно сказать, когда такая необходимость может возникнуть. Этим и обоснована необходимость родов в роддоме, где врачи и помощь рядом, - сказала она.»
Может быть даже, не об 1 % шла речь, а пускай о 3-х, - не суть.
Пусть еще процентов 10 – это те, кто рожает преждевременно и в условиях внезапно возникшего осложнения, заболевания; и те матери или дети, о которых можно заранее принимать решение об оперативном родоразрешении или родах под контролем и участием врача в условиях роддома.(Те, кто владеет медицинской статистикой, могут меня поправить.)

Оставшиеся 87% приходится на физиологические роды. Какие условия необходимы, чтобы они оставались таковыми – здоровыми родами? В каких случаях возникают те осложнения, которые требуют реанимации и представляют угрозу для жизни и здоровья?  Всегда ли это случайность, что и как можно предотвратить? Почему даже в случаях «здоровых родом» врачи рутинно используют мед.препараты, меры стимуляции родов и прочее активное участие?
И в роддомах умирают женщины и дети от осложнений, возникших в родах?!.. Что это за случаи?

Что мы знаем о беременности и родах? То, что это важное, радостное, но непростое событие в жизни семьи? Не только. Еще мы привыкли думать, что это, в первую очередь, медицинская проблема. И если – не болезнь, то пограничное состояние, требующее неусыпного медицинского контроля на грани готовности к реанимации, ограничивающее женщину в ее праве и возможности принимать решения относительно своего состояния, своих потребностей, своего тела и своего ребенка.
Беременность и роды – особое состояние: естественное физиологичное, но требующее колоссального количества ресурсов от женщины. Когда принятая система медикализации беременности и родов оправдана? При каких условиях она своевременна и эффективна? А когда эта система начинает причинять вред? Всегда ли он очевиден?
Можно ли требовать от действующей системы «работать еще лучше» или правильнее ставить вопрос о ее принципиальной не-эффективности в обслуживании физиологических процессов?

- О плановых родах в связи с необходимостью ездить в роддом в другой город…

Марина говорит: «Поступила я пятницу. Боялась, что рожать придется на выходных. Или еще хуже — ночью в субботу или воскресенье. Правда, врач, которая меня осматривала, сказала, что ожидают роды в понедельник».
- Что чувствует женщина, вынужденная уехать из родного дома на неопределенный срок накануне родов, когда так нужен комфорт, забота, помощь?
Что запускает естественный процесс родов? Есть ли у врачей точная модель и достаточно щадящая возможность вмешательства в этот процесс?
Не является ли такая система – приезд в другой город на «плановые срочные роды», которые еще не начались, ловушкой, когда всем участникам начинает хотеться планировать и управлять?
Что запускает процесс родов? Готовность к ним. Готовность родовых путей, родовых сил, психологическая готовность женщины, готовность ребенка…
Почему доктор «ожидает родов именно в понедельник»?
Каковы реальные последствия вмешательств в эти процессы, в т.ч. неявных, не связанных с медицинскими стимуляциями? Например, таких, когда женщина вынуждена покинуть свой дом и уехать на неопределенное количество времени в тревожную небезопасную некомфортную обстановку?..

- Условия нахождения в роддоме, участие в принятии решений
«В обед пятницы ей сделали УЗИ. Обследование проводила заместитель заведующей роддома Людмила Судник. «Помню, она сказала медсестре записать: «Крупный плод под вопросом. Однократное обвитие пуповины, — говорит Марина Джуглий. — Серцебиение плода было в норме. Мне выписали но-шпу по таблетке три раза в день».
- Почему заключения относительно состояния беременной женщины, ее ребенка и ее готовности к родам, медицинские назначения в связи с этим, не разъясняются женщине напрямую, для ее понимания и осведомленности, для возможности ее участия в принятии решений и информированного согласия относительно назначений, а просто диктуются медсестре? А почему но-шпа? А можно что-то еще? А можно вообще без ничего обойтись?
Да-да, женщина как бы может и сама вопросы задавать. А может и задавала. Но на них не принято отвечать, эти вопросы часто вызывают раздражение, на них не отвечают буквально, в ответах ссылаются на «инструкции минздрава», не утруждаясь... Женщин на протяжении всей беременности и родов приучают к объектному обезличенному недееспособному состоянию. Нужно быть очень подготовленным человеком, имеющим доступные альтернативы, к которым прибегнешь, если ответы не устроят… И помните  о состоянии на максимуме своих ресурсов, о нахождении в другом городе среди чужих людей, о тревоге и недосыпе?.. О презумпции доверия к врачам? При таких исходных условиях, должна быть готовность врачей с тобой сотрудничать, а не твоя готовность заниматься правозащитной деятельностью?!..

- «Ночью я снова не могла уснуть. Не спала перед родами практически неделю. Удавалось поспать только 1−2 часа. Около двух часов ночи заболел живот. И прямо на кровати отошли воды. Я их видела — они были прозрачные, не зеленые, что является признаком гипоксии.
- Пошла на пост. А там — роды за родами! Я еще попросила прощения у медиков, что пришла к ним рожать ночью, да еще в выходной, в субботу. Меня осмотрели доктор и интерн, направили в предродовую палату.»
- «...я вела себя сдержанно, не кричала. Даже когда боль была очень сильная, кусала себя за палец, — говорит Марина. — Я начала рожать, но голова ребенка не продвигалась. Часа три это продолжалось. Я говорила врачу, что теряю силы. Но она сказала так: «Ты у меня не рожала. Никаких жалоб и концертов. Рожаем!»
- «Мне было легче переносить схватки стоя, но стоять не разрешали.»
- «Делала все, что говорили медики.»
- «Медперсонал все время бегал туда-сюда. Рождались детки, я слышала, как они кричали…А меня покидали силы. Пыталась тужиться, но сказывалась бессонница. Призналась врачу, принимавшей роды, что у меня слабость, немеют руки, ноги. Она сказала как отрезала: «Марина, ты меня не разжалобишь, я строгий врач. Никаких концертов!». Но я и не думала закатывать какие-то «концерты», я же не новичок в роддоме, знаю, как себя вести. Я на самом деле теряла силы! Мне что-то подкалывали, обливали водой…
- В родзал меня вели под руки — такая была слабость. Еле забралась на кресло — с помощью медиков… Было уже около 7 утра.»
- «У меня совершенно не было сил тужиться. Я даже на кресло с первого раза забраться не могла, — говорит она. — Потом мне начали давить на живот, задирать ноги. Одновременно измеряли сердцебиение ребенка, оно стало падать. Помню, они говорили: 80, 70, 60, 50... Меня поразило, что никто не вызвал реаниматолога, чтобы готовить препараты. Она пришла в родильный зал спустя несколько минут. А ведь в таких ситуациях каждая секунда на счету. Врач был на дежурстве в это время, и я не понимаю, почему она не пришла к нам. Ребенка вытолкнули, но уже была остановка сердца. Около 20 минут на моих глазах его пытались спасти, но было потеряно время».

Какие вопросы и комментарии здесь необходимы, чтобы увидеть условия для родов в роддоме?
- Женщина извиняется, что у нее начались роды.
- Ее постоянно перемещают – из палаты в смотровую, из смотровой в предродовую, из предродовой в родильный зал…
- Она вынуждена проходить вагинальные обследования у разных врачей, возможно, до этого даже незнакомых ей. Вагинальный осмотр в родах, да еще чужим человеком – это не нейтральный факт.
- Женщина не может позволить себе двигаться, звучать в родах так, как ей необходимо: удобнее стоять в схватках, но заставляют лежать; хочется кричать или стонать, но сдерживается, чтобы… Чтобы что? Чтобы слушаться врачей, чтобы никого не обидеть – нет комфортной приватной обстановки необходимой в родах – вокруг медицинский персонал, другие роженицы… Кусает пальцы, сдерживается, напрягается, сбивается дыхание…

Роды – это свобода. Роды - это дыхание. Роды – это расслабление….

- Просит помощи,  жалуется на слабость, онемение рук и ног: «Марина, ты меня не разжалобишь, я строгий врач. Никаких концертов!»
Напрягись-ка еще чуть-чуть и сразу родишь! Что там еще в арсенале врача, кроме напряжения и послушания? Что-то вкололи, и водой облили, приводя в сознание…
- Для потуг нужно переходить в другое помещение, забираться на кресло, рожать лежа в предписанной позе. Давят на живот, задирают ноги кверху…
Почему в схватках и потугах женщина вынуждена лежать? Так удобнее врачу? Почему именно ему должно быть удобно – он же не в родах, может нагнуться, присесть? Может именно состояние и процесс женщины требуют максимального удобства в связи с потребностями своего тела?
Почему случается асфиксия у ребенка в родах? В родах, где женщина лежит на спине несколько часов, хотя ее тело требует иного положения? Были ли признаки отслойки плаценты? Есть ли объективные данные о внутриутробной инфекции? Нет? В чем причина асфиксии?
Роды – это комфорт (тепло, темно, тихо), спокойствие, уединенность, безопасность…
Роды – это свобода. Свобода движения и звучания. Роды - это дыхание. Роды – это расслабление….

Почему бы не поручить сопровождение родов региональным ветеринарным службам, может они лучше справятся? Их подопечные – рожающие лошади научили не подходить близко и неосторожно в родах. Научили своими тяжелыми копытами.
Я не хочу в таких случаях подбирать слова. Я не хочу давать ссылки на исследования, публикации или логические рассуждения о физиологии родов и последствиях грубых вмешательств в них. Имеющий уши, да услышит.
Я злюсь и плачу.
Я бесконечно сочувствую Марине.
Мне сложно сочувствовать врачу. Потому что, человек, занимающийся каким-либо делом профессионально должен наблюдать, задаваться вопросами, сомневаться, искать ответы…
В то же время ее личная ответственность не так очевидна. Она училась в наших институтах, получала опыт в наших роддомах, нацеленных на то, чтобы активно грубо вмешиваться в родовой процесс, диктуя свою волю и не проявляя чувствительности к потребностям и состоянию женщины.
Стандартная практика сопровождения родов в совокупности с условиями роддомов и может зачастую привести к физическому и психологическому неблагополучию в родах, к более тяжким последствиям? Не справились с экстренной помощью и реанимацией на этот раз?
Возможно, нет причин ни наказывать ее, ни оправдывать. О формальной личной ответственности врача решение будет принимать следствие и суд. Есть действующая сложившаяся практика сопровождения в родах: от инструкций и протоколов Минздрава до роддомовских обыкновений. Это и будет оценивать следствие: медицинские документы, которые кто-то когда-то приобщил к делу, формальное соответствие действий тем протоколам и инструкциям, обычно принимаемым решениям?..
Но будет ли способствовать формальный процесс пониманию действительных причин происходящего в родах в Беларуси и поиску путей для перемен? Действительно существующую система максимально эффективна и безопасна для сопровождения родов?
Женщины, которые стремятся защищать права в сфере женского здоровья, говорят:
«Человек, который рожает, лучше других способен взвесить свои потребности и возможности в сочетании с потребностями будущего ребенка. В процесс беременности и рождения ребенка вовлечено тело женщины, ее матка, ее труд и жизненная сила.
Предположение, что женщина, которая ставит под сомнение советы консультантов, находится в конфликте с ее еще не родившимся ребенком, является неуважением к этой матери и иррациональным выводом.»
Может медикам стоит прислушаться к этим словам? Женщина в нашей системе отстранена от возможности принятия решений в своей беременности и родах.

«По словам Марины, предварительные результаты вскрытия показали, что ребенок был здоров и умер в результате удушья в процессе родов. Официальная формулировка — внутриутробная гипоксия, впервые выявленная во время родов и родоразрешения, преждевременная отслойка плаценты неуточненная. Пока Марина лежала в больнице, ее супруг написал заявление в Следственный комитет. На данный момент по факту трагедии идет проверка.»

«Когда я лежала в предродовом зале, она спрашивала, есть ли у меня еще дети. Говорила, что они с мужем тоже мечтают о трех малышах, — вспоминает Марина Джуглий. — У меня нет чувства мести. Я не хочу, чтобы ее отправили в тюрьму. Но если будет доказана ее вина, считаю, что следует лишить ее права на медицинскую деятельность. Непрофессионалы не должны работать в медицине. Я не хочу, чтобы кто-то еще из роддома вернулся домой с гробом». По этой причине Марина и ее близкие решили обратиться в следственные органы, а также рассказать о случившемся прессе

**
Врач допустила ошибку в рутинной схеме сопровождения родов? Ошибка врача допустима... Если нет халатности, очевидного непрофессионализма (чтобы там не понимали под этим словом) он может ошибиться… Цена ошибки врача часто бывает высока, а решения он вынужден принимать в условиях ограниченной информации и времени. Такие случаи должны разбираться, анализироваться.
И я возвращаюсь к тем вопросам, с которых начинала… Возвращаемся к началу! И задаем вопросы!
Марина – молодец в своей активности, в том, что она стала громко и уверенно говорить о произошедшем. Есть достаточно возможностей и причин, чтобы эта активность и отклик на нее перерос в долгосрочный проект по изменению условий для родов в нашей стране.
Почему в нашей стране нет доступных альтернатив сопровождения беременности и родов? Почему существует государственная монополия на роды? Справляются ли государственные роддома с процессом сопровождения физиологических родов? А с обеспечением права на жизнь и здоровье? Есть ли у них необходимые ресурсы для этого? Где дополнительные искать? Можно ли довольствоваться в поисках ответов статистическими данными об относительно низкой смертности неонатальной и женской в родах?
Почему так сложно открыто обсуждать вопросы причин ущерба, причиненного в родах? Почему так сложно найти альтернативы или говорить об их создании? Почему женщине нужно преодолевать так много препятствий, чтобы быть субъектом принятия решений в своей беременности и родах?
Давайте искать вопросы и ответы вместе!

Это тот самый случай, когда стоит проявить солидарность и искать хороших условий для родов вместе, сочувствуя и поддерживая друг друга!
P.S. И последнее. Но важное. Как происходит взаимодействие врачей с женщиной и ее семьей, семьей рожденного ребенка в каких-то тяжелых обстоятельствах? Получает ли женщина, члены семьи в случае тяжелого исхода родов какую-то помощь и поддержку? Психологическую профессиональную, человеческую? Имеют ли работники роддома навыки оказания такой помощи и поддержки? Какое представление о ней в роддоме?

Featured Posts from This Journal

Comments

( 5 comments — Leave a comment )
livejournal
Jan. 20th, 2016 09:33 am (UTC)
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal Беларуси! Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
dok_zlo
Jan. 20th, 2016 10:30 am (UTC)
шрифт специально нечитабельный?
radziny
Jan. 20th, 2016 10:42 am (UTC)
Безусловно)
chickwithaxe
Jan. 20th, 2016 04:30 pm (UTC)
Да, меня эта история тоже повергла в ужас. Только так конструктивно, как вы не могу озвучить мнение, будучи на эмоциях(
radziny
Jan. 20th, 2016 09:33 pm (UTC)
Мои эмоции в многословности выражаются.
Хорошо бы побольше позитива и поменьше ужаса от родов.
( 5 comments — Leave a comment )

Profile

moteris
radziny
radziny

Latest Month

July 2016
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com