radziny (radziny) wrote,
radziny
radziny

Categories:

Международный день акушерки в родильный дом № 2 города Минска!

Вместе с корзиной подарков отправила во 2-й роддом письмо с поздравлениями и поделилась опытом своего общения с ними во второй беременности и родов зимой 2013 года.
Главному врачу
УЗ «Городской клинический родильный дом № 2 города Минска»
Курек Наталье Олеговне
мои ФИО
место жительства
телефон

Я хочу поздравить коллектив вашего родильного дома с Международным днем акушерки, который отмечается 5 мая.
«Международный день акушерки — это повод для каждой отдельной акушерки задуматься обо всех, кто связан с этой профессией, чтобы завязать новые связи и расширить знания о том, что акушерки делают для всего мира.», - говорится на сайте Международной конфедерации акушерок.
Хочу поблагодарить вас и выразить признательность за все случаи оказания рациональной и эффективной помощи женщинам, получившим  медицинские услуги в вашем родильном доме в своих беременностях и родах. Поблагодарить за все случаи спасения жизни и здоровья женщины и ребенка во время осложненных беременностей и родах.


Я родила в вашем родильном доме свою дочь 16 февраля 2013 года.
Я хочу дать вам возможность получить обратную связь о моем опыте получения услуг индивидуального ведения родов и ухода в послеродовом периоде в вашем родильном доме
.

В 36 недель беременности я записалась на заключение договора на индивидуальное ведение беременности. В результате заключения договора возмездного оказания услуг я рассчитывала получить возможность партнерских родов, отдельную предродовую палату, возможность согласовать свои потребности в родах, индивидуальный подход к ведению родов, больший уровень психологической и физической комфорта и безопасности по сравнению с тем, который обычно доступен в родильных домах города Минска.
Процедура заключения договора вызвала у меня удивление, недоумение и сильное душевное волнение. Я предполагала, что на этой встрече смогу получить информацию об условиях индивидуального ведения родов, возможностях, которыми смогу воспользоваться, обсудить и согласовать мои потребности в родах. Но на встрече мне были предъявлены требования о том, что мне необходимо пройти дополнительные обследования, хотя сотрудница, проводившая встречу по заключению договора не является моим лечащим врачом и я не обращалась к ней с просьбами об оказании медицинских услуг или медицинской помощи. Мне заявили о том, что мой сертификат о прохождении обучения на курсах по подготовке к родам не подходит для вашего роддома, т.к. получен не в роддомах, а на курсах семейного центра. Но необходимость наличия такого сертификата в принципе не  является существенным условием договора по закону. При заключении договора потребовали прохождения гинекологического осмотра, проведение которого для меня была излишним, а возможность отказа неочевидна. Мне задавали вопросы о личности выбранного мной партнера для будущих родов, причинах выбора именно этого человека, характере моей связи с ней, ее профессиональных занятиях.
В процессе получения ответов сотрудники допускали высказывания, оценивающие меня как личность, высказывали свое личное отношение ко мне, сомнения в целесообразности заключения со мной договора. Для меня многое из происходящего на двух встречах по заключению договора звучало оскорбительно, вызывало психологический дискомфорт, что причинило ущерб моему психо-эмоциональному состоянию. На мой взгляд, акушеры-гинекологи должны стремится поддерживать психо-эмоциональное благополучие беременных женщин, а не служить причиной его нарушения.
Такая процедура заключения договора была непонятна еще и тем, что я относилась к вашему родильному дому по месту своего жительства и, следовательно, имела возможность воспользоваться вашей помощью в родах и без наличия договора или соблюдения каких-то дополнительных условий. А согласно положениям законодательства о здравоохранении я имею право выбора медицинского учреждения и независимо от места моего жительства.

Чем же в таком случае является договор на индивидуальное ведение родов? Привилегией, доступ к которой можно получить, удовлетворив субъективные требования и предпочтения ваших сотрудников?
Где опубликованы объективные и законные условия, соблюдение которых позволяет стать стороной по договору на индивидуальное ведение родов?
Как учесть потребности, права заказчика услуг по договору в сложившейся практике его заключения?

Я вместе со своим партнером в родах приехала в приемное отделение вашего роддома в активной стадии родов ранним утром 16 февраля (около 4 часов утра). В момент поступления в приемное отделение у меня были интенсивные схватки с промежутком между ними около минуты. В приемном отделении в это время сидело, спокойно ожидая своей очереди 2-3 человека. По их состоянию  можно было предположить, что никто из них не нуждается в срочном создании условий для родов. Тем не менее, сотрудница, ведущая прием, настаивала на том, что сможет взять на оформление мои документы, принять меня в роддом только согласно  очередности приехавших в приемное отделение. Понадобилось время, чтобы ее убедить, что мне непросто дождаться “своей очереди”, учитывая интенсивность переживаемых схваток  и возможность родить ребенка прямо в приемном отделении. После этого меня отправили на очередной гинекологический осмотр, не спрашивая согласия на него, не предлагая альтернатив установления активной стадии родов и не учитывая других ее признаков. Я приготовилась к осмотру возле кресла, но не расположилась на нем, учитывая, что рядом еще нет врача-акушерки и мне необходимо проживать в комфортных для меня условиях интенсивные схватки. Врач, пришедший для осмотра через 5-10 минут после меня, чтобы засвидетельствовать полное раскрытие шейки матки, тем не менее, выразил свое недовольство тем, что я не ожидаю его прихода лежа.

После поступления в предродовую палату, пришедший вслед за мной медицинский персонал снова потребовал от меня залезть на гинекологическое кресло для осмотра. Во время осмотра они начали требовать от меня тужиться для рождения ребенка, хотя я не ощущала еще начала второй стадии родов, и мне была непонятна такая тактика медиков. Мне пришлось требовать поднять спинку гинекологического кресла и преодолевать протесты врачей, хотя для меня вертикальное положение было более удобным и подходящим для родов. Они никак не отвечали на мои вопросы о потугах, и склоняли к тому, чтобы я исполняла их требования. Я предупредила их о том, что не хочу, чтобы моему ребенку сразу после рождения обрезали пуповину, а хочу сразу взять его на руки. Тем не менее, мое требование не было принято к вниманию, пуповину обрезали сразу после рождения и сразу забрали моего ребенка для каких-то медицинских процедур, показав мне его на мгновение издали. Мои требования были проигнорированы, необходимость и суть медицинских процедур в отношении моего ребенка оговорены со мной не были.
Генитальные травмы, полученные мною в процессе родов, я считаю следствием неправильной тактики ведения родов: «преждевременное изгнание плода», к которому принудили меня врачи, игнорируя мои протесты о том, что вторая стадия родов еще не началась.
В процессе родов мне также поставили капельницу, предположительно с окситоцином, не спросив моего на то согласия.

После того как я пробыла в предродовой палате с моим ребенком и партнером в родах в течение двух часов по условиям договора на индивидуальную родовую деятельность, медицинские работники пытались забрать у меня ребенка не объясняя действительных причин того, зачем это необходимо. Я требовала объяснить мне, почему они хотят забрать мою дочь, и говорила, что хочу, чтоб она оставалась со мной. Их версии постоянно менялись, как будто они сами не знали, зачем им это надо или скрывали от меня действительную причину. Сначала они говорили, что им необходимо провести какие-то дополнительные обследования и процедуры моей дочери и это займет около часа. Когда я спрашивала, что за обследования и процедуры, они меняли  причину и начинали утверждать, что им необходимо оформить какие-то документы в отношении нее в течение 2-3 часов. Я парировала, что они не могут оформлять какие-то документы с новорожденным ребенком, но могут со мной  ее законным представителем. Тогда они начинали говорить, что для меня нет места в палате, поэтому я буду ждать на каталке в коридоре и именно поэтому им нужно забрать мою дочь. Мы предложили, что мою девочку подержит моя партнер в родах и мы дождемся так места в палате. Версии, видимо, закончились, мои собеседники позвали дежурного врача педиатрического отделения. И только он, выслушав мои пожелания, сказал, что не видит причин, почему нужно забирать ребенка у матери. Я не поняла, зачем необходимо было подвергать меня этому эмоциональному стрессу: немотивированно любыми средствами на протяжении нескольких десятков минут пытаться забрать у меня ребенка?  Ни одной правдивой обоснованной версии я не услышала.

После этого вскоре меня отвезли в палату, где уже располагались трое женщин без детей. У двух из них были симптомы ОРВИ. Я провела в этой палате после родов с ребенком с нездоровыми чужими людьми целый день. В вашем роддоме не созданы условия для посещения родственников и вы препятствуете ранней выписке после родов, но полагает нормальным располагаться женщине с новорожденным ребенком в закрытом помещении с нездоровыми людьми?

После родов, на вторые сутки, удивившись, что мне не предлагают инъекцию иммуноглобулина. У меня отрицательный резус, у мужа и моего новорожденного ребенка - положительный. Обратилась к врачу с вопросом о целесообразности такой инъекции: “Согласно инструкции минздрава после вторых родов инъекция не предлагается. Милочка, я, полагаю, ответила на ТВОЙ вопрос?” И улыбается такой искуственно-слащавой улыбкой, и это - "ТЫ" и обращение с позиции власти ко взрослому незнакомому человеку. Будто со слабоумной общается. Нет, она так и не ответила на мой вопрос о целесообразности в моем случае после родов инъекции иммуноглобулина.

Я родила своего ребенка в субботу в 5 утра, на третий день в понедельник обратилась на обходе к врачу с просьбой о том, что хочу завтра уехать домой. Она подтвердила, что да, завтра могут снять швы и подготовят документы для выписки, если у педиатра вопросов нет. Сказала педиатру, что завтра выписываюсь, она подтвердила, что это возможно. На следующий день подготовилась к отъезду, муж ушел с работы, утром во время обхода напоминаю врачу, что жду документов и собираюсь уезжать, а она мне сухо отвечает, что нет, моя выписка сегодня не планируется, т.к. швы она мне еще не планирует снимать. Осмотра не проводилось, на каком основании было изменено решение было непонятно. Напомнила ей о вчерашнем разговоре, но она не стала ничего обсуждать и проигнорировала мои вопросы. Обратилась к заведующей отделения, объяснив весь инцидент, свое намерение и возможности самой позаботиться о швах. Она согласилась поддержать мои намерения и сказать, чтобы готовили документы на выписку. Передала просьбу врачу-гинекологу, та отреагировала агрессивно. Конфликт между заведующей и подчиненной разрешался без моего участия. Только медсестра шепнула мне вдруг на ухо, что швы и сегодня могли бы снять. Пошла к педиатру, напомнить о документах на выписку, упомянула о конфликте с моим лечащим врачом, который сейчас разрешается. Та, видимо, не поняв, что мою выписку заведующая отделением поддержала, вдруг заявляет: “В таком случае можете уходить, а ребенка мы вам не отдадим.” Т.е. конфликт о выписке был между мной и гинекологом, и до этого момента с новорожденным ребенком было все в порядке, и вдруг он становится разменной монетой в конфликте? Предметом манипуляций? И тут уже не важно, как все разрешилось. Я полагаю, исходя из имеющегося у меня опыта, что родившие женщины и их дети часто становятся такими объектами манипуляций и решения врачами каких-то своих личных проблем в вашем роддоме, учитывая как легко ваши сотрудники начинают исполнять эти роли в этой жестокой незаконной игре: “выпишу-не выпишу”, “отдам ребенка – не отдам ребенка”.

Когда я дома прочитала документы, выданные при выписке из роддома, я увидела, что в них вписан чей-то чужой диагноз – гестоз. Но у меня в течение беременности не было отеков, случаев повышения давления или результатов анализов, свидетельствующих о наличии у меня гестоза. У меня не было диагностировано никаких патологических состояний за время беременности. С момента поступления в роддом до момента рождения моего ребенка прошло около часа. За это время со мной вдруг бессимптомно не мог случится гестоз. В какой момент и кто мог установить этот диагноз? Это небрежность или ошибка, которая могла на что-то повлиять?  На тактику ведения родов, когда мне не дали родить по-человечески, а поторопили тужиться, не дождавшись потуг? Что и могло быть причиной полученных мной травм?

Условия в вашем роддоме, на мой взгляд, малопригодны для нормального прохождения родовой деятельности и послеродового ухода. Благодаря условиям сопровождения родов и послеродового периода, которые вы предлагаете, я получила физические и психологические травмы. Получила их в очень уязвимый период, когда я нуждалась в безопасности, комфорте и помощи, а не в участии в конфликтах и необходимости отстаивать активно свои интересы.

В связи с вышеизложенным, и благодаря полученному мной опыту за время моих двух беременностей и родов,
ПРЕДЛАГАЮ:


  1. Стремится к созданию в роддоме условий для нормального прохождения физиологических родов, сопровождением которых вы вынуждены заниматься.

  2. Изучать позитивную практику родовспоможения, условия, способствующие физиологическим родам, и искать пути того, как предложить их в условиях роддома.

  3. Считать беременных женщин не «пациентками» (с лат. patiens — терпящий, страдающий), а «клиентками», получающими медицинские услуги по согласованию между сторонами, с информированного согласия и по объективной необходимости.

  4. Отказаться от практики «акушерской агрессии» в родах и стремится к гуманизации акушерской профессии.

  5. Стремиться преодолевать синдром профессионального выгорания медицинских специалистов, соблюдать нормы профессиональной медицинской и общечеловеческой этики в общении со своими клиентами.

  6. Обратить внимание на деятельность международных организаций, профессиональных организаций и специалистов, имеющих успешный опыт сопровождения беременности и родов.

  7. Пересмотреть необходимость и изучить влияние рутинных практик медицинского вмешательства в беременность и роды.

  8. Видеть в беременной женщине, женщине в родах, рожденном ребенке не объект медицинских манипуляций, а главных участников процесса.

  9. Прием (встреча) ребенка в родах должен проходить не только по медицинским критериям, но и по психо-социальным. Встреча детей в родах и отношение в послеродовом периоде, должно происходить со всей заботой, бережностью и нежностью, которые требуются в обращении с новорожденными детьми.

  10. Изучать, знать и применять положения пренатальной и перинатальной психологии.

  11. Предоставить возможность знакомиться с медицинскими специалистами, которые будут сопровождать роды и условиями роддома при принятии решения о родах у вас и подписании соответствующих документов об этом.

  12. Предоставить возможность заблаговременно согласовывать с медицинским персоналом, который будет сопровождать роды, свои ожидания от родов – план родов.

  13. Разработать и опубликовать стандарты оказания услуг в родах, на которые можно рассчитывать, решив воспользоваться услугами вашего роддома.

Я верю, что решение проблем начинается с признания того, что они есть. Ответы находятся после того, как заданы вопросы.
Удачи в работе!
С праздником!

Приложение: 1. Поздравительное сопроводительное письмо.
2. Подарки:
- Корзина с вязанием – 1 шт.
- Самоучитель по вязанию – 2 шт.
- Личный подарок для Митьковец Е.П. – распечатка всемирно-известной пьесы Ив Энцлер «Монологи вагины» с наилучшими пожеланиями в работе
.
Tags: midwives day
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments